Антанас Суткус ищет лучшее в прошлом/ запоминающиеся встречи

В гостях у Антанаса Суткуса, фото Сергея БелковскогоВ гостях у Антанаса Суткуса, фото Сергея Белковского

Когда-то у челябинских и литовских мастеров фотографии было много общего

Антанас Суткус – имя в фотографии последних десятилетий известное далеко за пределами Литвы, где он живет, Известно оно и в Челябинске, который в шестидесятые-семидесятые годы уже прошлого века считался одной из фотографических столиц Советского Союза. Этому способствовал Челябинский фотоклуб, его мастера тесно общались  с фотомастерами из прибалтийских республик. Бинде, Дихавичюс, Суткус – эти имена были хорошо знакомы челябинцам. Поэтому, оказавшись в июле в Вильнюсе, захотел встретиться с Антанасом Суткусом, одним из классиков литовской фотографии.


Альбом в руках мастера, фото Сергея БелковскогоАльбом в руках мастера, фото Сергея Белковского

Ради встречи с  гостем из далекого Урала, мастер отложил, намеченную на этот день поездку в другой город. Помощь в организации встречи оказала экс-челябинка начальник управления культуры города Гусева Калининградской области Людмила Пономарева.

Мы встретились в доме у Суткуса. На столе в кабинете мастера было много черно-белых фотографий большого формата, приготовленных для очередной выставки, а их у него было очень много, в разных странах, чаще в последние годы –  в Европе, Готовится в конце года большая выставка в Латинской Америке.

Оказалось, что Антанас Суткус не берет в руки фоткамеру уже пять лет. Не потому что охладел к фотографии – на столе лежал толстенный альбом, который потом встретил в витрине одного из книжных магазинов Вильнюса – с мальчишками в красных пионерских галстуках на обложке, Стоимостью почти сорок пять евро.

Последние годы фотомастер работает со своим архивом. Для этого получил даже специальный международный грант…

Философски заметил, сказав, что данная мысль родилась в ходе нашего разговора – делать новые кадры безнравственно, не решив судьбу уже созданных. Это все равно, что жениться и заводить новых детей –  когда не ясна судьба уже имеющихся.

Когда все они еще не пристроены и не устроены в жизни.

Но это не единственная причина. «Уверен, что все лучшее творческий человек создает в своей молодости»,-  говорит Суткус, Для создания репортажной социальной фотографии время было очень продуктивным в годы творческой молодости – отношение людей к съемке, к фотографу было иным, более доброжелательным.

— Сейчас многие ведут себя перед фотокамерой словно разведчики, люблю шутить я, – говорит Антанас Суткус, – Снимаешь их, а в кадре они не оказываются, выходят из кадра. Проще говоря, не хотят попадать в кадр, ищут в этом какой –то подвох, негативные для себя последствия. Не будешь же каждому объяснять,  кто ты такой, показывать свои альбомы фотографий.

А еще одна современная особенность – думают, что фотограф наживается, сделав интересный кадр и его тиражуруя. Был такой случай в начале девяностых годов –  сделал портрет девушки с каталическим крестом на груди, раньше в советское время такие портреты опубликовать было невозможно. И началось тиражирование этого снимка – как символа свободной эпохи в жизни литовского народа. Героиня фотографии, конечно же, видела свои изображения в прессе и стала меня донимать – вы наживаетесь на мне, поделитесь. Я сказал ей, что получил за эту фотографию шестьдесят евро и готов их ей отдать, а дальнейшее – снимок попал «во время» и начал собственную жизнь. Девушка не поверила и в течение года преследовала меня, пришлось поставить на этой фотографии «крест» и исключить ее из дальнейших публикаций и экспонирования на выставках.

Фотоальбом черно-белых фотографий, который весит три килограмма – своеобразная монография мастера. Мастера, который для многих в мире представляет лицо литовской фотографии. Готовя этот альбом, фотограф разбирал свои архивы, находя в отснятом материале тридцатилетней и двадцатилетней давности новое, мимо чего тогда прошел и не заметил взгляд или что было «не к месту» по идеологическим соображениям. Несколько лет длилась эта работа: погружение в собственное творчество и столько же шел поиск спонсоров на издание огромного альбома, а финансовую основу для него составили деньги, положенные  Суткусу как лауреату государственной премии Литвы на пропаганду своего  творчества – десять тысяч евро.

— В последние годы отчетливо понял, что фотография должна быть выношена, вылежаться. Что хороший снимок, как хорошее вино, с годами становится только лучше и ценнее. И еще – развитие фототехники, «цифра»  не только плюс, но и минус в творчестве. Раньше, снимая на пленку, больше ценился каждый кадр и виделось зорче, большим был КПД каждой съемки.

Есть ли у Суткуса сейчас ученики в Литве? «Не знаю, не признаются», – пошутил мастер.

Общеизвестно, что чешская фотография со своим культовым журналом 60-70-х «Фоторевю», а также литовские фотографы оказали заметное влияние на российскую фотографию. Язык произведений прибалтийских мастеров с резкими ракурсами, крупными планами, жесткой графичностью, походил на язык авангарда начала 20-х годов прошлого века.

Поэтом челябинские фотомастера, которых уже нет – Юрий Теуш и Владимир Белковский, оказавшие сами заметное влияние на фотографическое движение в Челябинске, старались общаться с прибалтами. Гордостью было выставиться в прибалтийских республиках советского периода со своими персональными выставками – были они у Владимира Белковского и Сергея Васильева.

Оказаться челябинцу в Литве сейчас непросто. Урал для литовца сейчас – очень далеко, где-то  рядом с Сибирью. Многое поменялось, изменилось.

Фотография, как и музыка, интернациональна и соединяет людей, если она гуманна, если запечатлевает сюжеты на  общечеловеческие темы.

В определенном смысле напоминанием об этом была и наша встреча в Вильнюсе с Суткусом. Говорили мы на русском языке, который он хорошо знает, изучал в университете русский язык и русскую литературу. На свои взгляды в творчестве считает оказали влияние не только фотографы Картье Брессон и Стейхан, но и писатели  — Хемингуй, Фолкнер, Жан Поль Сартр, которого он снимал и с которым провел пять дней вместе.  А так же Лев Толстой и Достоевский.

На прощание Суткус написал на обратной стороне открытки со своей фотографией пожелание для челябинцев-фотографов и зрителей. «Любителям фотографий в Челябинске много радостных мгновений жизни. Искренне Антанас Суткус».

Сергей Белковский.

Челябинск – Вильнюс

Несколько работ Антанаса Суткуса

Фото Антанаса СуткусаФото Антанаса Суткуса
Фото Антанаса СуткусаФото Антанаса Суткуса
Фото Антанаса СуткусаФото Антанаса Суткуса
Фото Антанаса СуткусаФото Антанаса Суткуса
Запись опубликована в рубрике О фотографах и фотографии с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий